Генеральный директор Fastlane Ventures: copycat позволяет сделать успешными 80-90% проектов | Цифровой журнал

Fastlane Ventures — один из самых ярких и при этом неоднозначных игроков на рынке интернет-инвестиций. Компания создаёт клоны западных проектов и насаждает внутри строгие порядки, сообщает kommersant.ru.  А неудачные бизнесы легко хоронит: так, недавно был закрыт Domgeo.ru . Но с не меньшей скоростью компания запускает новые проекты.

Сама Fastlane Ventures  позиционирует себя как венчурный игрок нового типа. Это не фонд в привычном понимании, а скорее акселератор — компания создает интернет-проекты с ноля с целью их дальнейшей продажи. Но главное отличие FLV —клонирование успешных западных кейсов. По словам генерального директора Fastlane Ventures Марины Трещовой, в венчурном бизнесе выживает лишь один проект из десяти, в то время как copycat позволяет сделать успешными 80-90% проектов. Но это в идеале.  В общей сложности, на сегодняшний день компания запустила 21 проект.  Два из них — Sapato и ShoppingLive — закончились выходом. «Два выхода для нашего юного рынка — это отлично»,— отметил управляющий директор Vesna Investment Сергей Четвериков. Однако пять бизнесов оказались неудачными, а это уже четверть всех проектов. И не исключено, что этот список в ближайшее время может расшириться. Из нынешних 14 проектов FLV пока не все оправдывают ожидания акционеров. Марина Трещова сообщила, что поставленных KPI добиваются на сегодняшний день девять проектов, на них компания и переключает все внимание. За три года Fastlane привлекла почти $100 млн, ее партнерами стали Direct Group, eVenture Capital Partner, «ВТБ Капитал» (вложил в прошлом году $18 млн), а также предприниматель из Казахстана Кенес Ракишев ($13 млн). По словам Марины Трещовой, в новые бизнесы инвестировано уже около $80 млн.

Для принятия решения о запуске бизнеса нужно несколько условий,- отмечает Марина Трещова. Во-первых, бизнес-модель должна быть проверена в одной или нескольких странах, желательно, чтобы она работала и на развивающихся рынках. Во-вторых, требуется массовый спрос, в нишевые проекты FLV не инвестирует. Третье правило, хотя и не жесткое,— бизнес должен быть в сегменте b2c. Кроме этого, компании важно, чтобы в перспективе трех-пяти лет проект вышел на самоокупаемость, а затем мог быть продан стратегическому инвестору. Дольше компания ждать не готова — слишком затратно. Средний размер инвестиций на «посевной» стадии FLV составляет 500-700 тыс. евро. Некоторые проекты, например, интернет-магазины, требуют больше, поэтому в портфеле компании их единицы. На следующие раунды инвестиций CEO проектов должны привлекать внешнего инвестора.

Кроме copycat другой важный принцип Fastlane — скорость, или «Fast 50″. По словам Трещовой, компания стремится застолбить за собой перспективные ниши, поэтому от принятия решения до запуска проекта проходит в среднем 50 дней. В срок обычно укладываются, вот только результат впечатляет не всегда.

Свежий пример — закрытие Domgeo (каталог предложений по продаже и аренде недвижимости) в феврале 2013 года. Первый СЕО компании Алексей Косачев рассказывает, что в свое время пришел в FLV со своей идеей. Изучив ее буквально под микроскопом, FLV отказалась инвестировать, но предложила Косачеву возглавить один из ее собственных проектов. Алексей ожидал увидеть столь же просчитанную бизнес-модель, но, по его словам, получил лишь информационную записку, какой проект ему предстоит копировать. «Конечно, CEO должен думать над финансовой моделью. Но как можно было принять решение об инвестициях, не имея даже финансовых расчетов? Хотя бы крупными мазками»,— недоумевает Косачев.
По словам Марины Трещовой, Domgeo был закрыт, потому что предстояло долго тратиться на привлечение аудитории, и только став ведущим игроком, компания смогла бы зарабатывать. Инвесторы, в том числе стратегические, ждать не готовы. В отличие от Domgeo сайт OdinOtvet (сеть вопросов и ответов, которые создают сами пользователи) вообще ничего не зарабатывал. В FLV решили, что проект запущен слишком рано для российского рынка. Но, говорит Трещова, от идеи отказываться не собираются и, возможно, используют эту платформу в дальнейшем.

Если бизнес добивается поставленных KPI, Fastlane постепенно отпускает его на свободу, потому как со временем команда лучше понимает потребителя, может со знанием дела вносить изменения в проект. «Большинство наших проектов уже не похожи на свои прототипы»,— говорит Марина Трещова. Так, сайт серьезных знакомств Teamo дополнил систему монетизации, а еще предлагает несколько бесплатных опций — клиент может видеть не только список потенциальных партнеров, но и их маленькие фото. У оригинала eHarmony такой возможности нет.

Если у Оскара Хартманна, со-основателя компании, спросить, когда FLV планирует отбить вложенные инвестиции, он в ответ только рассмеется: «Это типичный вопрос в России, в США об этом не спрашивают. Мы не делаем таких расчетов. Не все наши проекты будут успешными, но пока никто не изобрел способа превращать все в золото».

About the author

Оцените статью