Интересные факты из интервью сооснователя «Яндекса» Елены Колмановской изданию Forbes | Цифровой журнал

Сооснователь, акционер и бывший главный редактор «Яндекса» Елена Колмановская рассказала главному редактору ForbesLife Юлии Таратуте о том, с чего начиналось компания, о влиянии власти и прозрачности работы сервиса .

Про отбор первых сотрудников

С первых дней работы компании «Яндекс» рос благодаря друзьям — Аркадий Волож брал на работу знакомых, потом всех знакомых знакомых, всех братьев и сестер знакомых. Когда пришло время создавать HR-отдел, основатели задумались о том, как сохранить атмосферу компании, и решили просто брать близких по духу людей.

Когда я еще сама набирала людей в службу поддержки пользователей, у меня на стене висела картинка «Слон в удаве». Человека, который не знал, что это, я не брала — слишком много надо было бы возиться с обучением.

Про рейтинг блогов

«Яндекс» убрал рейтинг со своего сайта не по политическим мотивам, говорит Колмановская. Причиной стал алгоритм его работы, который можно было легко накрутить.

Люди, которые у нас придумали этот рейтинг, основывались на нормальной социальной механике: мне нравится — я ссылаюсь, не нравится — не ссылаюсь. Но поскольку никакие блогхостинги не следят за количеством виртуальных персонажей, то я могу создать себе 200 аккаунтов, сама на себя ссылаться и вывести себя в топ блогосферы. И в результате рейтинг не имел никакого отношения к жизни, к интересам людей, ни к чему не имел отношения.

Про «Яндекс.Новости»

А про «Новости» нам чего только не предлагают — например, заплатить, чтобы эту новость поставили первой. Или пытаются объяснить, что эта новость неподходящая, надо бы убрать.

Во всех случаях представителям компании приходится объяснять схему работы сервиса: что заголовки поисковик получает от источников новостей, а рейтинг сюжета зависит от мощности информационного потока. «Мы и в Думу ездили», — отмечает Колмановская.

Интерес власти

Во время межгосударственных конфликтов стороны используют определенную лексику для описания ситуации — одна сторона называют другую «захватчиками» и наоборот. Когда обострилась ситуации с Грузией, подобная формулировка, высказанная грузинским медиа, попала на главную страницу «Яндекса», что вызвало недовольство некоторых пользователей.

Сейчас у нас аккуратно разведены выпуски новостей для разных стран — именно потому, что мы не инструмент пропаганды взглядов разных сторон, а зеркало новостей конкретной страны, для которой делаем новостной выпуск.

Про «Золотую акцию»

Колмановская рассказала редактору Forbes, как компании удалось нивелировать опасения государства о том, что «Яндекс» с многомиллионной аудиторией окажется под внешним влиянием. 

В этот момент придумали «Золотую акцию», единственная функция которой — иметь возможность заблокировать сделку, в результате которой кто-то аккумулирует более 25% компании. И все выдохнули, все стали довольны. Понятно, что нас не скупит на корню ЦРУ или, скажем, Порошенко. И это то, чего нашему государству было достаточно, их волновало именно это, а не вопрос, кто владеет, чьи деньги.

Про Путина и «Яндекс»

В том, что Путин говорил про «Яндекс», я вообще не вижу никакой угрозы. Там были, конечно, не очень понятные слова про «поддавили вначале» и иностранцев в совете директоров.

Совет директоров «Яндекса» не вмешивается в конкретные задачи, как делать поиск, как делать новости и вообще какими сервисами и как заниматься, отмечает акционер и сооснователь крупнейшего поисковика Елена Колмановская. 

Понятно, что есть люди, которые считают, что, если Путин знает слово «Яндекс», это несет угрозу этой компании. Я не журналист и не параноик, поэтому я не вижу в этом проблемы.

About the author

Оцените статью